Алкоголизм – что это за заболевание?

Добрый день!

Мы начинаем очередное занятие в «Школе Независимости», поговорим об алкоголизме и его лечении.

Алкоголизм. Что это за заболевание?

Никто лучше не расскажет о своей болезни, чем человек, который ею страдает. Перед Вами история Дэвида. Она очень похожа на множество других историй людей, болеющих алкоголизмом.

 

«Меня зовут Дэвид, я алкоголик. Я всегда был алкоголиком. И я всегда буду алкоголиком.

Я не могу прикасаться к спиртному. Оно меня разрушит. Это как при аллергии — не настоящая аллергия, но похоже на нее.

Впервые я выпил в 16 лет. Я опьянел. В течение нескольких лет я примерно раз в неделю выпивал с приятелями. Я не каждый раз сильно пьянел, но теперь я знаю, что спиртное действовало на меня иначе, чем на других. Я ждал любого случая выпить. Опьянение делало мир более ярким и давало мне чувство уверенности. Возможно, моих друзей привлекало в выпивке то же самое, но они не стали алкоголиками. Похоже, алкоголь удовлетворял какую-то мою внутреннюю потребность, которую я не в состоянии описать. Да, мне с ним было лучше, он помогал мне забывать о моих злоключениях, но было что-то еще. Что это было такое? Я не знаю, но знаю, что я любил это, а со временем оно превратилось в нечто большее, чем любовь, — мне это стало необходимо. Тогда я, естественно, не осознавал этого. Потребовалось десять или пятнадцать лет, чтобы я понял, позволил себе понять это.

Мне легко было скрывать от себя и других свою зависимость (может быть, я сам себя обманываю насчет других). Я просто водился с теми, кто пил. Женщина, на которой я женился, тоже пила.

Всегда находилось достаточно причин выпить. То я был грустен, то напряжен, то уставший, то весел и счастлив. Похоже, от счастья я пил не реже, чем по другим причинам. А поводов для желанной выпивки — когда для этого были условия — находилось бесконечно много. Футбольный матч, рыбалка, вечеринка, праздники, дни рождения, Рождество или просто субботний вечер. Выпивка стала неотделима от всего приятного в этой жизни — от еды, секса, общения. Когда я прекратил пить, все это на время утратило для меня всякий интерес, — все это было абсолютно неотделимо от выпивки. Не думаю, что все это когда-нибудь опять будет мне доставлять такое же удовольствие, как в то время, когда я пил. Но если бы я не завязал с пьянством, меня не было бы сегодня здесь. Я бы уже умер.

Вот так выпивка стала главным в моей жизни. Когда мне исполнилось 25, я уже пил каждый день, обычно перед обедом, но иногда и после обеда (если была «причина»), а по выходным я пил начиная с полудня. К 30 годам по выходным я пил с самого утра. Начинал с пива или «Кровавой Мэри», а потом без разбору — пиво, вино, водка. Цель всегда была одна — поддержать чувство яркости жизни, стараясь, чтобы другие не заметили моего возбуждения. Когда наступало пять часов, я думал: хорошо, настал час коктейлей и я могу перед обедом выпить свои две-три порции виски или мартини, как обычно по будням.

После обеда я иногда дремал, но чаще пребывал в состоянии бдительного спокойствия, силы и счастья, которых мне не случалось испытывать ни в какое другое время. Это было опасное состояние. Я начинал звонить друзьям донимая их пьяной болтовней, организовывал вечеринки, иногда вдруг собирался и ехал в бар. В возрасте 33 лет, и всякий раз в субботу вечером, я трижды попал в дорожные аварии, меня штрафовали за управление автомобилем в пьяном виде, но мне удалось сохранить водительские права. Из друзей вокруг меня остались только такие же пьянчуги и завсегдатаи баров, как и я. Я скандалил с женой, упрекал ее в ее пьянстве и пару раз поколотил (по крайней мере так она рассказывала — я стал наутро забывать многое из того, что делал вечером спьяну).

Теперь я стал пить уже в полдень, и время ланча растягивалось все больше и больше. Я начал пить сразу после окончания рабочего дня и появлялся дома уже накеросиненный.

Из-за тяжелого похмелья я стал опаздывать на работу, особенно утром в понедельник. И я начал выпивать утром перед работой. Водка и апельсиновый сок. Я думал, что от водки не будет запаха (был). Этого хватало до мартини перед ланчем, а затем я с нетерпением ждал час коктейля, который наступал все раньше.

Теперь я уже был на крючке и знал это, но не хотел, чтобы это знали другие. Я уже годы привычно скрывал свое пьянство — на вечеринках уединялся на кухне и тому подобное, но теперь я начал прятать выпивку — в ящике стола, в спальне, в бардачке автомобиля, так чтобы она всегда была под рукой. Стоило представить себе, что выпивки не окажется поблизости, когда она понадобится, и я впадал в панику. А нужна она мне была постоянно.

Годами я пил, не испытывая сильного похмелья, но теперь оно стало ужасным. Мне было физически плохо: головная боль, тошнота, слабость, но хуже всего были моральные мучения. Я возненавидел себя. Я просыпался рано утром и думал: какая я свинья, скольким жизнь испортил, не исключая и себя самого. То, что я чувствовал, не описать словами «чувство вины» и «подавленность». Отвращение к себе было почти физическим — давление мертвящей тяжести, которую можно снять только выпивкой, и так вот я пил утро за утром.

После двух-трех глотков руки переставали трястись, я мог что-нибудь сжевать на завтрак, и чувство вины меня отпускало или почти отпускало.

И все вокруг, конечно, знали. Был запах, воспаленные глаза и набухшее кровью лицо. Я прогуливал работу, а когда был на месте, работал не слишком хорошо. Дома— скандалы, и все чаще это кончалось драками. Жена грозила уйти от меня и в конце концов ушла. Мой начальник, чувствуя себя явно неловко, заявил, что у меня «личные проблемы», и отправил в бессрочный отпуск. У меня не было ни жены, ни дома, ни работы. Оставалось только пить. Пьянство приобрело размеренность хорошо налаженного механизма. У меня пропал аппетит, и теперь я ел когда и что придется (к тому же и денег было маловато). По ночам я просыпался от озноба и весь в поту и принимал нужную дозу. Долго так продолжаться не могло. Ко мне заявилась бывшая жена, обнаружила, что у меня галлюцинации и приступы дрожи, и отвезла в госпиталь. Там я отошел, выписался и опять принялся пить. Меня снова госпитализировали, и на этот раз продержали шесть месяцев. Я был перевозбужден и не мог спать, но сумел отчасти вернуть уверенность в себе и даже нашел работу на неполный рабочий день. Потом мой бывший начальник пригласил меня вернуться на прежнюю работу, и я в честь этого принял порцию водки. На следующий вечер я принял две порции, а уже через месяц я опять был без работы и пил как прежде. Это было три года назад. За это время мне случилось дважды напиться, но остальное время я не пью. Я думаю о спиртном, и мне его не хватает. Жизнь стала серой и монотонной. Радость и веселье ушли. Но пьянство убьет меня. Я знал это и потому завязал и до сих пор не пью.»

 

Не все Дэвиды доходят до дна (по терминологии Анонимных Алкоголиков). Некоторые прекращают пить задолго до полного предела. Особенность такого алкоголизма, как у Дэвида, — беззащитность перед спиртным, отличающая его от других пьяниц. С помощью крайних мер, скажем полного воздержания от спиртного, он может избежать порождаемых алкоголем проблем, но стоит ему пригубить, и очень вероятно, что тут же обнаружится весь их спектр, и такая уязвимость сохранится у него до конца жизни.

Много ли такого рода людей? Неизвестно. Опросы населения показывают, что в США примерно 70% взрослых выпивают. Примерно 12% пьют помногу, в смысле пьют почти ежедневно и несколько раз в месяц сильно напиваются.

По данным государственной статистики, помногу пьют около 10% взрослого населения Великобритании.

Очень выросло число женщин, нуждающихся в помощи врача-нарколога. Существенно выросло пьянство у подростков.

Стадии и симптомы алкоголизма доступны в интернете, не буду повторяться.

 

Хотелось бы обратить внимание на следующее:

Алкоголизм -  заболевание хроническое и течение алкоголизма медленное, у большинства больных I стадия алкоголизма становится очевидной спустя 5-10 лет пьянства, а у 10% - через 15 лет и более. Интенсивность пьянства оказывает влияние на скорость развития алкоголизма. В случае систематического приема алкоголя в дозах, превышающих 0,5 л водки, 1-2 раза в неделю, первые признаки алкоголизма могут обнаруживаться уже через год.

Длительность первой стадии заболевания в среднем составляет 5 лет. Злокачественный алкоголизм отличается выраженным сокращением всех сроков. Признаки I стадии появляются за 1- 2 года пьянства, а вторая стадия алкоголизма наступает также через один -  два года. Как правило, злокачественное течение встречается у больных, перенесших черепно-мозговые травмы, мозговые инфекции, а также у женщин и подростков.

 

Как заподозрить у себя или своего близкого алкоголизм?

Если вы чувствуете, что алкоголь становится  постоянно необходимым средством, поднимающим настроение, позволяющим  чувствовать себя уверенно и свободно, забыть о неприятностях и невзгодах, облегчить контакты с окружающими. Придумываются поводы, всякое событие рассматривается как причина для выпивки. Отмечается повышение толерантности к алкоголю, минимальной дозы, способной вызывать легкое опьянение. Вы не можете остановиться, напиваетесь до тяжелого опьянения, перестаете учитывать ситуацию, когда появление в нетрезвом виде грозит серьезными неприятностями. Исчезновение рвотного рефлекса свидетельствует о привыкании к большим дозам. Отмечается выпадение из памяти отдельных периодов опьянения.

Стоит заподозрить первую стадию алкоголизма.

Если у Вас алкоголь становится насущной потребностью, его отсутствие вызывает болезненные рас­стройства.

Синдром абстиненции - состояние, возникающее вследствие прекращения поступления привычной дозы алкоголя, проявляется психическими, неврологическими расстройствами. Беспричинная тревога, раздражительность сочетаются с бессонницей или беспокойным сном и кошмарными сновидениями.

Это признаки второй стадии алкоголизма.

Если Вы перенесли приступ алкогольной эпилепсии или состояние психоза (белая горячка) – то Ваш диагноз – Алкоголизм, третья стадия.

Это не приговор, это - диагноз. Нужно обратиться к специалистам наркологам и начать лечение, независимо от имеющейся стадии заболевания, чтобы, добившись ремиссии, сохранить свою жизнь и здоровье.

Наркологический диспансер в г. Хабаровске находится по адресу: ул. Постышева, д.13 т. 21-36-98

Анонимно наркологическая помощь оказывается по адресу : ул. Запарина, д. 87. Т.32-50-99

 

 

Жизнь не прощает беспечного отношения к своему здоровью!

Берегите себя и своих близких!

 

До новой встречи, Крюковская Евгения Витальевна.



26.07.2016